главная страница > Посол Китая в Беларуси > Выступление и интервью
Ответы на вопросы корреспондента еженедельника "Семь дней"
ЧРЕЗВЫЧАЙНЫЙ И ПОЛНОМОЧНЫЙ ПОСОЛ КНР В БЕЛАРУСИ У ХУНБИНЬ: «РЕФОРМЫ И ОТКРЫТОСТЬ ЭКОНОМИКИ - НАША ДОЛГОВРЕМЕННАЯ ПОЛИТИКА»
 
По прогнозам аналитиков, к 2010 году Китай по экономическим показателям обгонит Германию. Говорят, что к 2015 году уступит Китаю и Япония. В чем секрет стремительного взлета экономики Китая?
Как страна ухитряется заставить весь мир вкладывать в ее развитие деньги? В чем тут секрет? На эти и другие вопросы мы попросили ответить Чрезвычайного и Полномочного Посла Китая в нашей стране У Хунбиня.
- Думаю, главная причина заключается в том, что у нас правильно разработана государственная политика. На первоначальном этапе реформы люди, привыкшие кушать из общего котла, боялись говорить о реформе, являясь приверженцами традиционной социалистической модели развития, и не понимали сути предлагаемой реформы. Мы позволили части населения обогатиться, а когда эта цель в 90-е годы прошлого века была достигнута, призвали зажиточных граждан помогать бедным. Ведь понятно, что невозможно, чтобы за одну ночь все стали богатыми. Был одобрен курс на индивидуальное хозяйствование и развитие разных негосударственных секторов экономики.
Были предприняты различные меры для привлечения зарубежных инвестиций, правительство предложило весьма льготные условия для внешних инвесторов. Мы не боялись и не боимся, что иностранцы заработают деньги в Китае, ведь они, закладывая себе прибыли, приносят к нам передовые концепцию и методы современного управления экономикой, передовые технологии.
После США теперь мы занимаем второе место по объему привлечения инвестиций. В 2005 году в Китае фактически были использованы прямые иностранные инвестиции на сумму 60 с лишним миллиардов долларов.
Зарубежный инвестор идет в Китай еще и потому, что в стране сохраняется стабильность, устойчивое руководство компартии, сплоченность всех национальностей, нет хаоса и так назывемых «цветных» революций.
Замечу, что на основе двадцатилетнего опыта реформирования, когда люди в основном стали жить среднезажиточно, акценты в политике стали немного иными. Сейчас правительство обращает внимание на строительство гармоничного общества, на удержание баланса между развитием и сохранением окружающей среды, на сокращение дистанции между богатыми и бедными людьми и районами Китая. Разработана огромная и серьезная программа освоения западных частей Китая, а также восстановления старой промышленной базы на северо-востоке страны. Предпринят ряд конкретных мер для сокращения разрыва в уровне жизни между различными слоями общества и, прежде всего, между крестьянами и горожанами.
- Какую роль играет человеческий фактор, сила характера в успешном проведении реформ?
- Воля и дух человека, конечно, важны. Но они приобретают особый смысл на фоне правильной государственной политики. Еще в советскую эпоху люди обустраивали родину, много работали, но производство становилось все хуже и хуже. Почему? Потому что не существовало механизмов, которые могли бы стимулировать людей на беззаветный труд. Именно рыночная экономика, когда каждый человек получает пользу и прибыли от своего труда, заставляет людей работать лучше и эффективнее.
Добавлю, что столь быстрому экономическому развитию способствовала и устойчивая социальная обстановка. Китайская компартия объявила, что реформа и открытость экономики - наша долговременная политика. Уже 30 лет тому назад в СССР говорили о построении развитого социализма. Но китайские коммунисты считают, что мы находимся только на первой стадии социализма, в начале долгого пути. Коммунизм - это наш идеал. Социализм - это наша первоначальная цель. Но для того, чтобы ее достичь, потребуется, возможно, даже не 50, не 100 лет, а намного больше…
- Китайская компартия отличается от других?
- Наша компартия всегда проводит очень гибкую политику, она отбросила догмы и шаблоны, которые раньше воспринимали как священное писание. На основе китайской истории, философии, своих традиций, а также исходя из принципов марксизма-ленинизма наши коммунисты разработали собственную модель государственного развития.
- Читала, что Китай - единственная страна, где мальчишка способен прочитать то, что было написано несколько тысяч лет назад. Выходит, что в иероглифах заключены какие-то важные мысли, мудрость далеких предков…
- Не совсем так, но в целом вы правы. Когда постепенно исчезали древние государства, Китай смог сохранить свою целостность и неделимость, и единая письменность в этом очень помогла. Напомню, что единая письменность была изобретена одним из китайских императоров более 2-х тысяч лет тому назад. Эта письменность отличается тем, что каждый иероглиф представляет собой носитель определенной информации.
Конечно, преемственность поколений - очень важная для сохранения и укрепления нации вещь. Конфуций является первым философом демократии, хотя эта форма правления впервые была установлена на Западе. По Конфуцию демократия - это когда на первом месте - народ, на втором - государство, а на третьем - император. Мы считаем, что данное определение - основа нашей современной концепции о демократии. Мы уверены в значимости своих древних философии и цивилизации. Вот в чем заключается огромная жизнеспособность древнейшей нации.
- В вашей экономике уживаются коллективное, общественное хозяйство и частное, индивидуальное. Как сказывается на экономике страны наличие разных форм собственности?
- Государство одобряет развитие разных негосударственных секторов собственности. Надо отметить, что как таковую приватизацию мы никогда не проводили, сохраняя преимущество общественной собственности, которая занимает лидирующее место. Но это не означает, что на каждом предприятии у государства половина или больше акций. Нет, иногда государство имеет только 20-30% акций, и этого вполне достаточно, чтобы управлять предприятием. Вообще нередки случаи, когда трудно определить форму собственности предприятия - здесь и акции частников, и государства, и смешанный капитал, но направление производства - в руках правительства.
- Как начиналась ваша работа на дипломатическом поприще?
- После окончания института иностранных языков в конце 70-х был направлен в Москву. Начинал с самой простой работы - в хозяйственном отделе посольства. Потом перешел в консульский, затем в политический отдел…
За четыре года успел поработать почти во всех секторах посольства. Хотя отношения между СССР и Китаем в это время были холодные, я все равно чувствовал, что советские люди хорошо относятся к нам. Первая командировка - очень хорошая школа для меня.
- Многие важные моменты истории СССР проходили у вас на глазах?
- Да, я находился в Москве, когда скончался Леонид Брежнев. Во время правления Константина Черненко был на стажировке в Минске. Застал я и эпоху Михаила Горбачева, когда работал в Москве в посольстве. Перестройка, ГКЧП, распад Союза - я свидетель этих и многих других судьбоносных событий. Возможно, когда-нибудь еще мемуары об этом напишу.
- Наверное, не одну меня удивляет ваше блестящее знание русского языка. А трудно давалось его изучение?
- Спасибо за комплимент. Еще будучи студентом, серьезно подходил к изучению иностранного языка. А в середине 80-х появился шанс поехать в Минск на стажировку, и я воспользовался им с большой охотой. Учился на филологическом факультете БГУ. Когда сегодня наши студенты спрашивают, сколько книг я читал тогда на русском языке, отвечаю: «Несколько килограммов в неделю». И в этой шутке есть большая доля правды. Мой распорядок в то время был неизменный: до обеда читал художественную литературу, потом шел на занятия, а после их окончания вечером в общежитии была «практическая тренировка» - беседовал, общался с местными ребятами. И так все десять месяцев.
- Правда, что на прежнем месте работы - в посольстве в Таджикистане - вам нередко приходилось носить бронежилет?
- Не часто, но приходилось. По настоятельному требованию сотрудников посольства. А вообще у разных государств - свои требования к безопасности послов. Согласно инструкции, американский посол, к примеру, не мог передвигаться никуда без охраны. А я свободно ходил на рынок без какого-либо сопровождения. Когда интересовались, почему без охраны, отшучивался: таджики к китайцам хорошо относятся, а потому никто на меня не собирается нападать.
- Насколько я знаю, это уже ваше третье «пришествие» в Беларусь.
- Да, почти каждые десять лет возвращаюсь в Беларусь: в 1984 году был здесь на стажировке, в 1994 году работал в посольстве советником, а в 2005-м прибыл сюда уже в качестве посла. Во время вручения верительных грамот я сказал вашему президенту Александру Лукашенко: «У меня есть преимущество перед другими послами. Я знаю язык, менталитет народа и знаю непосредственно сам народ. И поэтому, поверьте, буду работать старательно и результативно». Прошло полгода, но, думаю, что кое-что уже удалось сделать…
- Перед своим последним приездом вы знали о переменах в стране за последнее десятилетие?
- Да, я разговаривал со своими знакомыми из Беларуси. Некоторые сказали, что по сути ничего не изменилось, что здесь режим советского образца и у власти старая бюрократия. Но мне было неясно, что именно вкладывалось в понятие «советская бюрократия». Я, к примеру, не понаслышке знаю, что советская школа кадров была одной из сильнейших в мире. Школа очень умных и высокообразованных людей. Тогда я спросил своих собеседников: «А кого бы вы хотели видеть у власти? Тех, кто родился после распада СССР? Так, позвольте, им еще немногим более 20-ти лет. Вы что, их хотите поставить на руководящие посты в стране?»
Но другие мои знакомые утверждали, что изменилось многое. И я с этим согласен. Конечно, изменения есть, и они касаются не только облика городов, деревень, они затронули самое важное и заметное - менталитет людей, которые по-новому определяют себя в жизни и воспринимают рыночную экономику. Если десять лет тому назад большинство было резко против рыночной экономики (многие не могли согласиться с ваучерной приватизацией, новыми условиями труда и т.д.), то теперь белорусы относятся к рыночным реалиям нормально, и частный сектор экономики работает.
- Ваше сегодняшнее видение перспектив белорусско-китайских взаимоотношений.
- Визит в Китай президента Александра Лукашенко придал новый импульс отношениям между двумя странами. В Пекине подписаны двусторонние документы, которые определили направления нашего дальнейшего сотрудничества. Отмечено, что мы можем сотрудничать в гуманитарной и экономической сферах. В гуманитарной нужно активизировать обмен молодежью, шире развивать поездки студентов, ученых. В экономической - главное внимание должно быть направлено на крупные важные объекты, которые могли бы существенно влиять на развитие белорусского народного хозяйства. Скажем, создание сети мобильных телефонов - совместный проект, на который предусмотрены огромные кредиты.
Во время визита были озвучены цифры - миллиард долларов инвестиций. Но эта сумма не означает - наличные деньги, а отражает общие суммы конкретных соглашений между предприятиями, то есть общие суммы нашего сотрудничества. Акцентирую внимание потому, что некоторые деловые круги в Беларуси поняли это слишком прямолинейно и надеются на получение денег из этого миллиарда. С удовлетворением отмечаю, что сотрудничество между нашими странами уже конкретизируется и постепенно, шаг за шагом, идет вперед. И мне приятно, что ведомства, министерства вашей страны действуют быстро, активно реагируют на призыв президента Беларуси к сотрудничеству с Китаем в различных областях.
- Вы посещаете светские мероприятия?
- Конечно. Ходим в цирк, на балет, выставки. Недавно были в маленьком театрике, где в качестве актеров выступали люди с ограниченными возможностями. Прекрасный спектакль «Снежная королева», который произвел глубокое и хорошее впечатление на сотрудников посольства. Посещаем и спортивные мероприятия. Были в Силичах, за два часа я научился кататься на лыжах. А сотрудникам посольства там настолько понравилось, что теперь они туда каждые выходные стремятся попасть. И сожалеют, что зима заканчивается.
- Китайцы очень трепетно относятся к своей семье, гордятся детьми и балуют внуков - впрочем, как и мы. Так что вполне логично спросить у вас, господин посол, о ваших домашних.
- Жена всегда со мной, она довольна, что я работаю теперь в спокойной цивилизованной стране, где социальная стабильность и развита культура. Когда впервые в Центральной Азии она увидела мужчин с длинными бородами и автоматами наперевес, то, естественно, ей как женщине стало страшно. А здесь люди ходят в театры, по вечерам молодежь спокойно собирается в сквериках, беседует, гуляет. Словом, жизнь бурная, насыщенная…

Suggest To A Friend:
  Print