главная страница > Горячие темы > Тайвань Китая
Белая книга: Принцип одного Китая и тайваньский вопрос
Канцелярия по тайваньским делам, Пресс-Канцелярия Госсовета КНР, февраль 2000 года, Пекин

 

 

Предисловие

1 октября 1949 года китайский народ, одержавший великую победу в новодемократической революции, провозгласил Китайскую Народную Республику. Гоминьдановская группировка отступила в китайскую провинцию Тайвань и, опираясь на поддержку со стороны чужеземных сил, заняла позицию конфронтации против Центрального правительства. Так возник тайваньский вопрос.

Разрешение тайваньского вопроса и осуществление полного объединения Китая связаны с коренными интересами китайской нации. На протяжении минувших 50 лет китайское правительство вело неустанную борьбу за осуществление этих целей. Начиная с 1979 года оно, проявляя полную искренность и делая все от него зависящее, попыталось достигнуть мирного объединения страны в рамках концепции «одно государство -- два строя». В результате с конца 1987 года наметилось значительное расширение экономических, культурных и индивидуальных обменов между обеими сторонами Тайваньского пролива. Однако с 90-х годов глава тайваньской администрации Ли Дэнхуэй, шаг за шагом отступая от принципа одного Китая, стал всячески проводить сепаратистскую политику, направленную в конечном счете на создание «двух Китаев», и не стеснялся открыто заявлять, что отношения между двумя сторонами Тайваньского пролива являются якобы «межгосударственными, или, по крайней мере, специфическими межгосударственными». Это серьезнейшим образом разрушило тот фундамент, на котором можно было достигнуть мирного объединения двух берегов Тайваньского пролива, нанесло ущерб коренным интересам всей китайской нации, в том числе и тайваньским соотечественникам, поставив тем самым под угрозу мир и стабильность в Азиатско-Тихоокеанском регионе. Правительство КНР неизменно отстаивает позицию одного Китая, категорически выступает против любых попыток отторгнуть Тайвань от Китая. Борьба между китайским правительством и сепаратистскими силами в лице Ли Дэнхуэя наиболее концентрированно выражается в стремлении отстоять принцип одного Китая вопреки созданию «двух Китаев» или «одного Китая и одного Тайваня».

В белой книге «Тайваньский вопрос и объединение Китая», опубликованной китайским правительством в августе 1993 году, в систематизированном виде аргументируется, что Тайвань является неотъемлемой частью Китая, излагаются история возникновения тайваньского вопроса, основной курс и соответствующие политические установки китайского правительства по решению тайваньской проблемы. Теперь настало время еще более детально разъяснить позицию и политические установки китайского правительства относительно принципа одного Китая.

I. Факты, подтверждающие принцип одного Китая и его правовая основа

Принцип одного Китая сформировался в ходе справедливой борьбы китайского народа за защиту государственного суверенитета и территориальной целостности и имеет под собой как фактическую, так и правовую основу.

Тайвань -- неотъемлемая часть Китая. Все факты и юридические акты в отношении Тайваня свидетельствуют, что он является неотъемлемой частью территории Китая. В апреле 1895 года Япония, развязав агрессивную войну против Китая, принудила правительство династии Цин подписать неравноправный «Симоносекский договор», в результате которого оккупировала Тайвань. В июле 1937 года японские агрессоры развязали тотальную войну против Китая. В декабре 1941 года китайское правительство в «Декларации об объявлении войны Японии» со всей ясностью заявило миру о том, что с этого момента все договоры, конвенции, соглашения и контракты, затрагивающие китайско-японские отношения, в том числе и «Симоносекский договор», денонсируются, что предполагало возвращение Тайваня под китайскую юрисдикцию. В декабре 1943 года Китай, США и Великобритания подписали «Каирскую декларацию», в которой предусматривалось, что все территории, которые Япония отторгла у Китая, включая Северо-Восток Китая, остров Тайвань и острова Пэнху, должны быть возвращены Китаю. В «Потсдамской декларации», подписанной Китаем, СЩА и Великобританией в 1945 году ( к которой впоследствии присоединился и Советский Союз ), четко оговорено, что «условия Каирской декларации должны быть выполнены». В августе того же года Япония, подписав соответствующий акт, объявила о своей безоговорочной капитуляции. В этом документе оговаривалось, что Япония «искренне принимает все положения Потсдамской декларации». 25 октября китайское правительство объявило об освобождении оккупированного японцами Тайваня и островов Пэнху, которые вновь перешли под суверенитет Китая.

1 октября 1949 году было провозглашено создание Центрального народного правительства Китайской Народной Республики, которое заменило правительство Китайской Республики и стало единственным законным правительством Китая и единственным законным представителем Китая на международной арене. Тем самым существованию Китайской Республики был положен конец. По сути дела произошла замена старой власти новой при сохранении одного и того же субъекта международного права. Такая замена не влечет изменения государственного суверенитета и территории Китая, поэтому вполне естественно, что правительство КНР обладает всеми суверенными правами Китая, включая суверенные права на Тайвань, и осуществляет их.

Несмотря на то, что после отступления гоминьдановской группировки на остров Тайвань, тайваньские власти продолжали именовать его «Китайской Республикой», а себя «правительством Китайской Республики», они давно уже лишился права осуществлять государственный суверенитет в качестве представителей Китая и фактически были и являются одной из местных властей на территории Китая.

Формирование и основное содержание принципа одного Китая. В день своего образования Центральное народное правительство КНР перед всем миром торжественно провозгласило «Настоящее правительство является единственным законным правительством, представляющим все народы КНР. Настоящее правительство желает установить дипломатические отношения с правительством любой страны при условии, если оно выразит готовность соблюдать равенство, взаимную выгоду и взаимное уважение территориального суверенитета и другие принципы». Вслед за этим китайское правительство направило в ООН телеграмму, в которой заявило, что гоминьдановская администрация «лишилась всяких правовых и фактических оснований для представительства китайского народа» и что она больше не имеет права представлять Китай. Признание правительства КНР единственным законным правительством, представляющим весь Китай, прекращение или неустановление дипломатических отношений с администрацией Тайваня -- таковы принципы Нового Китая по вопросу установления дипломатических отношений с иностранными государствами.

Вышеуказанные позиции китайского правительства встретили возражение со стороны тогдашнего правительства США. Хотя в заявлении президента США Трумэна от 5 января 1950 года было отмечено, что США и их союзники признают тот факт, что Китай осуществлял суверенитет над островом Тайвань в течение 4 лет с 1945 года, тем не менее в июне 1950 года, после того как разразилась корейская война, правительство США не только направило вооруженные силы на Тайвань, но выдвинуло вздорную версию о «неопределенном статусе Тайваня» с целью изоляции и сдерживания Китая. В последствии оно проводило политику «двойного признания» в международном сообществе, пытаясь создать прецедент «двух Китаев». В противовес этому китайское правительство решительно придерживается точки зрения, что в мире существует только один Китай, Тайвань является неотъемлемой частью Китая, а правительство КНР -- единственным законным правительством, представляющим весь Китай. Именно в ходе развития нормальных дипломатических отношений с зарубежными странами и борьбы за отстаивание суверенитета и территориальной целостности страны сформулирован принцип одного Китая. Вышеизложенные позиции составляют основное содержание принципа одного Китая, ядром которого является защита его суверенитета и территориальной целостности.

После 1949 года тайваньские власти на протяжении 30-40 лет упорно отказывались признать законный статус правительства КНР как представителя всего Китая, тем не менее соглашаясь с тем, что Тайвань является частью Китая, что в мире существует только один Китай, выступали против создания «двух Китаев» и «независимости Тайваня». Это означает, что в течение довольно длительного времени все китайцы, проживающие по обеим сторонам Тайваньского пролива, были единодушны в вопросе о том, что в мире существует только один Китай, Тайвань является частью территории Китая. Уже в октябре 1958 году, когда войска НОАК производили артиллерийский обстрел острова Цзиньмэнь, Председатель КНР Мао Цзэдун заявил тайваньским властям : «В мире существует только один Китай, а не два Китая, по этому поводу вы тоже выразили свое согласие в заявлениях ваших руководителей». В январе 1979 году Постоянный комитет ВСНП обнародовал «Обращение к тайваньским соотечественникам», в котором отмечалось, что «тайваньские власти неизменно придерживаются позиции одного Китая и выступают против «независимости Тайваня». Эта общая с нами позиция и является основой для нашего сотрудничества ».

Твердая и справедливая позиция китайского правительства по вопросу одного Китая получала все более широкое понимание и поддержку со стороны других стран и международных организаций, и принцип одного Китая стал широко признаваться международным сообществом. В октябре 1971 года на 26-й сессии Генеральной Ассамблей ООН была принята резолюция № 2758, положившая конец пребыванию в ООН представителей тайваньских властей и восстановившая в ней законное место и права КНР. В сентябре 1972 года КНР и Япония подписали Совместное заявление об установлении дипломатических отношений, согласно которому Япония признавала, что правительство КНР является единственным законным правительством Китая, выражала полное понимание и уважение позиции правительства Китая по вопросу о том, что Тайвань является неотъемлемой частью территории КНР. Более того, Япония выразила готовность продолжать соблюдать положения восьмого пункта «Потсдамской декларации». В декабре 1978 года было опубликовано Совместное коммюнике об установлении дипломатических отношений между КНР и США, в котором говорилось, что Соединенные Штата Америки «признают правительство Китайской Народной Республики единственным законным правительством Китая», «принимают позицию Китая по вопросу о том, что в мире существует лишь один Китай,, а Тайвань является частью Китая». К настоящему времени КНР имеет дипломатические отношения со 161 государством, все они заявили о признании принципа одного Китая и дали обещание регулировать отношения с Тайванем в рамках этого принципа.

II. Принцип одного Китая -- основа и предпосылка мирного объединения страны

Принципы одного Китая -- краеугольный камень политики китайского правительства в отношении тайваньского вопроса. По инициативе товарища Дэн Сяопина китайское правительство начиная с 1979 года стало осуществлять курс мирного объединения страны, постепенно сформулировало научную концепцию «одно государство -- два строя», на основе которой был выработан основной курс «мирное объединение на основе принципа одно государство -- два строя». Главные моменты этого основного курса таковы : отстаивание курса на мирное объединение при отказе от обещания не действовать вооруженным путем, активное поощрение личных контактов, экономических и культурных обменов, скорейшее установление прямых почтовых, транспортных и торговых связей между двумя берегами пролива, осуществление объединения путем мирных переговоров, исходя из предпосылки одного Китая, на основе которой можно обсуждать любые вопросы, осуществление после объединения курса «одно государство -- два строя», отстаивание социалистического строя в материковой части Китая, сохранение в течение длительного времени прежнего капиталистического строя на Тайване, после осуществления объединения страны Тайвань будет пользоваться правом на высокую степень автономии, Центральное правительство не будет дислоцировать на Тайване свой военный или административный персонал, решение тайваньского вопроса является внутренним делом Китая, и он должен решаться самими китайцами без помощи каких-либо внешних сил. Вышеизложенные курс и политика обеспечивают отстаивание основного принципа одного Китая, полностью учитывают желание тайваньских соотечественников на правах хозяев управлять Тайванем. В январе 1995 году выдвигая платформу китайского правительства из восьми пунктов по вопросу развития отношений между берегами Тайваньского пролива и стимулирования мирного процесса объединения Китая, Председатель КНР Цзян Цзэминь недвусмысленно отметил : «Отстаивание принципа одного Китая -- такова основа и предпосылка мирного объединения Родины».

Лишь при сохранении принципа одного Китая можно осуществить мирное объединение. Тайваньский вопрос -- это проблема, возникшая в результате гражданской войны в Китае. Официально до сих пор не был положен конец состоянию вражды между двумя берегами Тайваньского пролива. В целях защиты суверенитета Китая и его территориальной целостности, осуществления объединения Родины китайское правительство имеет право прибегнуть к любым необходимым средствам. Использование мирных средств благоприятствует совместному развитию общества по обе стороны пролива, благоприятствует дружеским отношениям и сплочению между соотечественниками на двух его берегах и поэтому является наиболее оптимальным. Провозглашая в 1979 году осуществление курса на мирное объединение, китайское правительство исходило из того, что тогдашние тайваньские власти признавали, что в мире существует только одни Китай, и Тайвань является частью Китая. В то же время китайское правительство учитывало то обстоятельство, что правительство США, на протяжении длительного времени поддерживающее тайваньские власти, стало признавать, что в мире существует только один Китай, что Тайвань является его частью, а правительство КНР является единственным законным правительством Китая. Все это тоже благоприятствует разрешению тайваньского вопроса мирным путем. Проводя курс на мирное объединение, китайское правительство постоянно заявляет, что пути решения тайваньской проблемы -- внутреннее дело Китая, который не обязан давать обещание воздерживаться в этом вопросе от применения вооруженной силы. Отказ дать такое обещание направлен не против тайваньских соотечественников, а в адрес тех, кто пытается насаждать «независимость Тайваня», и тех зарубежных сил, которые будут вмешиваться в дело объединения Китая. Таким образом, мы обеспечиваем необходимую гарантию для мирного объединения страны. Применение оружия будет вынужденным и самым крайним выбором.

Для Тайваня отстаивание принципа одного Китая означает признание неотъемлемости суверенитета Китая и целостности его территории, что обеспечивает обеим сторонам общую основу и предпосылку для равноправных консультаций, в ходе которых будет найден путь разрешения политических разногласий между обеими сторонами и тем самым осуществлено мирное объединение Родины. Отказ от принципа одного Китая, попытки отторжения Тайваня от Китая приведут к ликвидации предпосылки и основы для мирного объединения Родины.

Для США обещание проводить политику одного Китая означает добросовестное претворение в жизнь трех коммюнике, подписанных правительствами Китая и США, означает, что США должны соблюдать ряд обещаний, поддерживать с Тайванем лишь культурные, торговые и другие неофициальные связи, выступать против так называемой «независимости Тайваня», «двух Китаев», «одного Китая и одного Тайваня», не препятствовать объединению Китая. Иначе США нарушили бы внешние условия мирного объединения Китая, к которому стремится китайское правительство.

Для Азиатско-Тихоокеанского региона и стран других регионов мира обстановка в Тайваньском проливе всегда была тесно связана с их безопасностью и стабильностью. Отстаивание заинтересованными странами политики одного Китая благоприятствует сохранению мира и стабильности в АТР, благоприятствует развитию дружественных отношений между Китаем и другими странами, что отвечает интересам этого региона и интересам всех стран мира.

Китайское правительство активно и искренне стремится к осуществлению мирного объединению мирного объединения страны. Во имя мирного объединения китайское правительство не раз выступало с призывом провести равноправные переговоры между двумя сторонами Тайваньского пролива на основе принципа одного Китая. Полностью учитывая реалии политической ситуации на Тайване и требование тайваньских властей о равноправном статусе переговоров, мы предлагали провести равноправные переговоры между КПК и Гоминьданом, к участию в которых можно было бы привлечь видных деятелей различных политических партий и организаций на Тайване, не называя эти переговоры «переговорами между Центром и регионом». Китайское правительство также предлагало сначала провести диалог, в том числе и политический диалог, постепенно переводя его в процедурные консультации для политических переговоров, с тем чтобы определить название, предмет, форму и другие моменты, касающиеся официальных переговоров, а затем начать политические переговоры. Политические переговоры можно вести поэтапно. В качестве первого шага можно договориться об официальном прекращении состояния вражды между двумя берегами и о том, чтобы обе стороны взяли на себя обязательство защищать суверенитет и территориальную целостность Китая, а также составили план дальнейшего развития отношений между двумя берегами пролива. В январе 1998 года в целях поисков и расширения политической основы между двумя берегами пролива китайское правительство обратилось к тайваньским власть, ясно подчеркнув, что до объединения в регулировании отношений между берегами, в частности и переговорах между ними, нужно отстаивать принцип одного Китая, определяющий, что в мире существует только один Китай, а Тайвань является частью Китая. При этом недопустимо посягательство на суверенитет Китая и его территориальную целостность. Китайское правительство надеется на равноправные консультации и переговоры об объединении на основе принципа одного Китая.

Для достижения мирного объединения китайское правительство предприняло ряд активных политических мер и шагов, направленных на всестороннее стимулирование развития отношений между двумя берегами. С конца 1987 года, когда состоянию изоляции между берегами Тайваньского пролива был положен конец, в вплоть до конца 1999 года число тайваньских соотечественников, побывавших в континентальной части страны для посещения родственников, в туристских поездках и по линии обменов, достигло 16 миллонов человек. Объем непрямой торговли между Тайванем и материком составил более 160 миллиардов долларов США, объем инвестиций тайваньских предпринимателей, оговоренных соглашениями, и объем их фактических вложений превысили соответственно 44 и 24 миллиардов долларов США, почтовые и телекоммуникационные связи между берегами получили значительное развитие. Известный прогресс получили также навигационные и авиационные связи между ними. ВСНП и его Постоянным Комитетом, Госсоветом и местными правительствами был разработан ряд законов и положений, направленных на защиту законных интересов тайваньских соотечественников. Чтобы надлежащим образом разрешить конкретные проблемы, возникшие в ходе обменов между соотечественниками по обе стороны пролива, в ноябре 1992 года между Ассоциацией развития отношений между двумя сторонами Тайваньского пролива и Фондом обменов через Тайваньский пролив была достигнута договоренность о том, что в ходе дальнейших рабочих переговоров каждая из сторон представит свою устную формулировку постулата о том, что «оба берега Тайваньского пролива отстаивают принцип одного Китая». На этой основе в апреле 1993 года состоялись успешные переговоры между руководителями вышеупомянутых организаций Ван Даоханем и Гу Чжэньфу, которые завершились подписанием соглашений, касающихся защиты законных прав и интересов соотечественников по обе стороны пролива. В октябре 1998 года состоялась их встреча в Шанхае, положившая начало политическому диалогу между берегами, который проходил на равных началах. Практика показывает, что на основе принципа одного Китая вполне можно найти целесообразную форму равноправных переговоров между берегами. После возвращения в лоно Родины Сянгана и Аомэня связи и обмены между населением Тайваня, с одной стороны, Сянгана и Аомэня, с другой, по-прежнему развиваются на основе принципа одного Китая.

III. Правительство КНР твердо отстаивает принцип одного Китая

Сепаратистские силы Тайваня умышленно нарушают принцип одного Китая. В 1988 году Ли Дэнхуэй занял пост руководителя Тайваня. В то время он неоднократно и открыто заявлял, что исходная позиция тайваньских властей заключается в признании, что в мире «существует лишь один, а не два Китая» и что «мы неизменно выступаем с позиции необходимости объединения Китая, и придерживаемся принципа одного Китая».

Однако с начала 90-х гг. Ли Дэнхуэй, шаг за шагом отступая от принципа одного Китая, стал проповедовать концепции «двух правительств», «двух равноправных политических субстанций», заявляя, что «Тайвань уже стал независимым суверенным государством», что «на нынешнем этапе необходимо говорить о «Китайской Республике на острове Тайване» и «Китайской Народной Республике на континенте». Более того, Ли Дэнхуэй, цинично опровергая собственные слова, говорил, что он якобы «никогда не заявлял об одном Китае». Кроме того, он попустительствует деяниям сепаратистских сил, упорно идущим по пути к «независимости Тайваня» и поддерживает их. Это привело к быстрому росту сил и влияния сторонников «независимости Тайваня». Под руководством Ли Дэнхуэя тайваньские власти приняли ряд конкретных мер по расколу страны. В вопросе о политическом строе они стремятся путем так называемым «реформы конституционного правления» превратить Тайвань в «независимую политическую субстанцию» в целях создания «двух Китаев». В области внешних связей тайваньские власти пытаются всеми силами «расширить международное пространство существования» с целью создания «двух Китаев». Начиная с 1993 года они 7 лет подряд поднимают шумиху об «участии в ООН». В военном отношении тайваньские власти закупают за границей в больших количествах современное оружие, стремятся к участию в системе противоракетной обороны театра военных действий, пытаются совместно с США и Японией создать некий военный союз. В области культуры и идеологии они умышленно ослабляют чувство национального достоинства и привязанности к Родине у тайваньских соотечественников, в особенности у молодого поколения, сеют среди тайваньских соотечественников семена недоумения и отчуждения от Отчизны, с тем чтобы порвать идеологические и культурные связи между обеими сторонами Тайваньского пролива.

Начиная с 1999 года значительно активизировалась сепаратистская деятельность Ли Дэнхуэя. В мае того же года он издал книгу «Позиция Тайваня», в которой он проповедует мысль о разделении Китая на 7 районов, нацеленных «полными правами самоуправления». 9 июля он, коварно искажая характер отношений между двумя берегами пролива, заявил, что эти отношения являются «международными», по крайней мере «специфическими международными». Все его деяние нацелены на то, чтобы радикально изменить статус Тайваня как неотъемлемой части Китая, подорвать связи между двумя сторонами Тайваньского пролива, в особенности подорвать ту основу, на которой могли бы проводиться политический диалог и переговоры между двумя берегами, и тем самым сорвать основу мирного объединения страны. Ли Дэнхуэй превратился в самого основного представителя сепаратистских сил Тайваня, в главного виновника нарушения стабильности в районе Тайваньского пролива, в препятствие для развития китайско-американских отношений, а также в зачинщика целого ряда осложнений, чреватых угрозой муру и стабильности в АТР.

Китайское правительство твердо отстаивает принцип одного Китая. Китайское правительство и китайский народ постоянно сохраняют высокую бдительность по отношению к тайваньским сепаратистам в лице Ли Дэнхуэя и ведут с ними решительную борьбу.

После того как в июне 1995 года Ли Дэнхуэй совершил «частный» визит в США, Китайское правительство сразу развернуло антисепаратистскую борьбу против «независимости Тайваня». Одновременно оно заявило резкий протест и сделало серьезное представление правительству США по поводу того, что последнее, дав согласие на визит Ли Дэнхуэй в США, грубо нарушило свои обещания, зафиксированные в трех китайско-американских совместных коммюнике, и тем самым нанесло серьезный ущерб суверенитету Китая. Это борьба в полной мере продемонстрировала решимость и силу правительства и народа Китая защитить государственный суверенитет и территориальную целостность страны и имеет важное и далеко идущее значение. Тайваньские соотечественники как никогда осознали опасность и вредность сторонников «независимости Тайваня». Раскольнические действия Ли Дэнхуэя на международной арене получили сокрушительный отпор. Часть приверженцев «независимого Тайваня» была вынуждена отказаться от некоторых радикальных сепаратистских лозунгов. Международное сообщество уделяет все более серьезное внимание необходимости проведения политики одного Китая. Правительство США дало однозначное обещание не поддерживать создание «независимого Тайваня», «двух Китаев» или «одного Китая и одного Тайваня», не поддерживать участие Тайваня в любых международных организациях, членами которых могут быть лишь суверенные государства.

После того как Ли Дэнхуэй выступил с высказыванием о «двух государствах», правительство и народ Китая решительно усилили борьбу на этом направлении. В противовес тайваньским сепаратистам, которые пытаются претворить в жизнь высказывание о «двух государствах» «законодательным» путем, соответствующие ведомства правительства КНР со всей ясностью подчеркивают, что это является еще серьезным и опасным шагом на пути раскола страны, крайне наглым вызовом делу мирного объединения Родины. Если бы их попытки удались, то объединение Китая стало бы невозможным. В этой борьбе все китайцы, проживающие как в стране, так и за рубежом, единодушно осуждают высказывание о «двух государствах». Вместе с тем, подавляющее большинство стран мира вновь подтвердило свою позицию в отношении проведения политики одного Китая. Правительство США также заявило, что продолжит проводить политику одного Китая и подтвердило свое обещание об отказе в поддержке Тайваню по трем направлениям. В этих условиях тайваньские власти вынуждены были объявить, что не будут пересматривать так называемые «Конституцию» и «законодательство» в соответствии с утверждением о «двух государствах».

Однако сепаратистские силы на Тайване не прекратили попыток под предлогами «разработки, пересмотра и толкования конституции или законодательства», а также прикрываясь флагом «Китайской Республики», отторгнуть Тайвань от Китая. Следует еще более бдительно относиться к постоянным попыткам тайваньских сепаратистов ставить палки в колеса китайско-американских отношений, провоцировать конфликты и конфронтацию между КНР и США в целях осуществления своих сепаратистских замыслов.

Как показывает жизнь, в Тайванском проливе все еще существует серьезный кризис. В интересам всего китайского народа, и в частности, тайваньских соотечественников, в целях обеспечения мира и развития в АТР китайское правительство постоянно придерживается курса «мирное объединение и одно государство – два строя», твердо отстаивает восемь положений, выдвинутых Председателем КНР Цзян Цзэминем в целях развития отношений между двумя берегами Тайваньского пролива и ускорения процесса мирного объединения Родины, стремится всеми силами осуществить мирное объединение страны. Однако в случае возникновения серьезных изменений, таких, как, например, отторжение Тайваня от Китая под каким бы то ни было предлогом, оккупация Тайваня какими бы то ни было странами, бессрочное откладывание тайваньскими властями переговоров по вопросу о мирном объединении Родины, правительству Китая не останется ничего иного, кроме как решительно применить все возможные средства, включая в силу, для защиты суверенитета и территориальной целостности страны, чтобы осуществить великое объединение. Правительство и народ Китая полны решимости и обладают всеми необходимыми способностями для защиты государственного суверенитета и территориальной целостности страны, ни каким образом не станут мириться с любыми стремлениями, нацеленными на раскол Китая, терпеть и игнорировать их. Все подобные попытки будут обречены на провал.

IV. Некоторые проблемы в отношениях между двумя сторонами Тайваньского пролива, затрагивающие принцип одного Китая

Территориальная целостность и суверенитет Китая являются не делимыми, обе стороны Тайваньского пролива принадлежат одному и тому же государству. Все доводы и так называемые «аргументы» тайваньских властей, в частности и высказывание Ли Дэнхуэя о «двух государствах», нацеленные на создание ситуации «двух Китаев», сводятся к тому, что якобы после 1949 года обе стороны пролива оказались разделенными, имеют самостоятельное управление и не подчиняются одна другой, правительство Китайской Народной Республики никогда не осуществляло управление Тайванем, а после 1991 года на Тайване сформировалась система органов управления, не имеющая ничего общего с континентальной частью Китая. Однако все эти аргументы не имеют под собой никаких оснований, и из них никоим образом не следует сделать вывод, что Тайвань имеет право считаться самостоятельным государством, именуемым «Китайской Республикой», и что обе стороны Тайваньского пролива составляют два отдельных, самостоятельных государства. Ибо, во-первых, государственный суверенитет является неделимым. Территория -- это пространство для осуществления государственного суверенитета. На территории одного государства может существовать лишь одно центральное правительство, которое от имени этого государства осуществляет свои суверенные права. Как указывалось выше, Тайвань является неотъемлемой частью территории Китая. В 1949 году правительство КНР, сменив правительство Китайской Республики, стало единственным законным правительством всего Китая. Оно обладает суверенитетом и осуществляет суверенные права по отношению ко всему Китаю, в частности и по отношению к Тайваню. Хотя обе стороны Тайваньского пролива все еще не воссоединены, неизмененным остается тот факт, что Тайвань является частью территории Китая, и, следовательно, неизмененным остается и суверенитет Китая над Тайванем. Во-вторых, международное сообщество признает, что в мире существует только один Китай, а Тайвань является частью территории Китая. Правительство КНР является единственным законным правительством Китая. В-третьих, тайваньский вопрос на протяжении длительного времени не получал своего разрешения главным образом в результате вмешательства внешних сил и препятствий со стороны тайваньских сепаратистов. Сохранение ненормальной ситуации, при которой обе стороны пролива долгие годы являются оторванными одна от другой, не обеспечивает Тайваню статуса субъекта международного права и не может изменить юридический статус Тайваня как части территории Китая. В настоящее время суть дела заключается в том, что сепаратистские силы на Тайване и антикитайские элементы в ряде стран пытаются изменить это положение, что, естественно, вызывает резкий протест со стороны правительства и народа Китая.

Решительное противодействие попытками путем референдума изменить статус Тайваня как части Китая. Тайваньские сепаратисты под прикрытием лозунга «суверенитет принадлежит народу», пытаются путем референдума изменить статус Тайваня как части Китая. Однако эти старания напрасны. Поскольку, во-первых, внутренними правовыми актами Китая, как и нормами международного права юридический статус Тайваня как части территории Китая четко определен. Поэтому предпосылка для проведения референдума по вопросу о самоопределении вообще не существует. Во-вторых, лозунг «суверенитет принадлежит народу» подразумевает, что суверенитет принадлежит народу всей страны, а не какой-либо отдельной части этого народа или народу какого-либо отдельного района этой страны. Суверенитет над Тайванем принадлежит всем китайцам, в частности и тайваньским соотечественникам, а не только той части, которую составляют тайваньцы. В-третьих, на протяжении истории Тайвань никогда не выступал как отдельное государство. После 1945 года Тайвань не имел ни статуса колонии других стран, ни статуса оккупированной зарубежными силами территории. Так что не может быть и речи о его национальном самоопределении. В целом же, с тех пор как в 1945 году Китай восстановил суверенитет над Тайванем, вообще не стоит вопрос о проведении референдума об изменении статуса Тайваня в качестве части Китая, у Тайваня только один выход – идти по пути к объединению с континентальной частью Родины, а не расколу. Результаты так называемого «Референдума», организованного кем бы то ни было с целью отторжения Тайваня от Китая, неизбежно ввергнут народ Тайваня в пучину бедствий.

Модель «двух Германий» не приемлема для решения тайваньского вопроса. Кое-кто на Тайване предлагает регулировать отношения между берегами Тайваньского пролива по так называемой формуле «двух Германий» (После Второй мировой войны Германия была разделена на два государства, которые впоследствии вновь объединились). Это свидетельствует об ошибочном восприятии ими истории и реальности. Послевоенный раскол Германии и временная оторванность друг от друга двух берегов Тайваньского пролива в корне отличны по характеру. Различие между ними состоит в основном в следующем. Прежде всего различны причины возникновения этих двух ситуаций и их характер. В 1945 году Германия потерпела поражение во Второй мировой войне и была оккупирована державами-победителями США, Великобританией, Францией и СССР в соответствии с Актом о капитуляции Германии и передаче в ней верховной власти и последующим Потсдамским соглашением. В годы «холодной» войны вопрос об объединении Германии стал стержнем конфронтации США и СССР в Европе. В результате в районах, оккупированных США, Великобританией и Францией, и в районе, оккупированном СССР, были созданы соответственно Федеративная Республика Германия и Германская Демократическая Республика, и таким образом Германия была разделена на два государства. Из вышесказанного следует, что германский вопрос возник в результате исключительно внешних факторов, тогда как тайваньский вопрос был оставлен в наследство гражданской войны в Китае и относится сугубо к внутренним проблемам Китая, обе ситуации имеют совершенно различный международно-правовой статус. Раскол Германии определен целым рядом международных соглашений, заключенных во время и после Второй мировой войны. Что касается тайваньского вопроса, то в «Каирской декларации», «Потсдамской декларации» и ряде других международных деклараций и соглашений было четко предусмотрено, что Япония обязана вернуть Китаю Тайвань, который она у него захватила. В-третьих, совершенно разными являются реальные обстоятельства. В условиях конфронтации США и СССР в обеих Германиях были расквартированы войска других стран, обе Германии вынуждены были признать государственность друг друга и сосуществовали в международном сообществе, в то время как китайское правительство неизменно исходит из принципа одного Китая, а тайваньские власти, правившие Тайванем до Ли Дэхуэя, и даже сам Ли Дэхуэй в начале своего правления признавали, что в мире существует только один Китай, выступая против создания «двух Китаев». Более того, принцип одного Китая пользуется всеобщим признанием в международном сообществе. Из вышесказанного следует, что тайваньский вопрос нельзя ставить в один ряд с германским вопросом, его нельзя разрешить по формуле «двух Германий».

На основе принципа одного Китая можно обсуждать любые вопросы. Инициативы китайского правительства о проведении переговоров между двумя сторонами Тайваньского пролива преследует в конечном счете цель осуществления мирного объединения страны. Поэтому оно выступает за то, чтобы положить принцип одного Китая в основу для ведения переговоров. Однако высказывания о «независимости Тайваня», «Двух Китаях», и «двух государствах» как раз идут вразрез с принципом одного Китая. Они нацелены не на объединение, а на раскол страны, потому являются неприемлемыми для китайского правительства. В рамках одного Китая могут быть рассмотрены любые вопросы, в том числе наиболее интересующие тайваньские власти. Китайское правительство уверено в том, что вопрос о сфере внешних сношений тайваньских властей в областях экономики, культуры, и общественной жизни, соответствующей политическому статусу Тайваня на международной арене, а также другие вопросы, в конце концов, будут решены на основе этого принципа в ходе мирного объединения страны путем политических переговоров.

Так называемый «спор о демократии и строе» является предлогом для препятствования объединению Китая. В последние годы тайваньские власти неоднократно заявляли, что «демократизация в континентальной части является ключевым моментом для осуществления нового объединения Китая», что и «суть вопроса для обеих берегов пролива в конечном счете заключается в соревновании систем». Это является предлогом для отсрочки и отказа от объединения страны, демагогическим приемом для обмана тайваньских соотечественников и международной общественности. Компартия Китая и китайское правительство неуклонно борются за осуществление идеалов социалистической демократии. Достижение мирного объединения страны на основе концепции «одно государство – два строя», предполагающей одновременное существование двух общественных систем по обе стороны пролива при их взаимном ненавязывании друг другу в наибольшей степени отвечает чаяниям соотечественников по обе стороны пролива и само по себе является демократией. Различия обеих сторон в общественном строе не должны служить препятствием для мирного объединения страны. Более того, китайское правительство, учитывая те обстоятельства на Тайване, которые отличают его от Сянганом и Аомэня, дало согласие на то, что после мирного объединения обеих сторон пролива Тайваню будут предоставлены более широкие по сравнению с Сянганем и Аомэнем возможности осуществлять курс «одно государство – два строя». То, что тайваньские власти пытаются препятствовать объединению Родины под предлогом «спора о демократии и строе» и навязывать свою политическую и экономическую систему 1, 2 – миллиардному населению континентальной части страны, является совершенно неоправданным и идет вразрез с принципом демократии. Нельзя превращать лозунг за «демократию» в предлог для отказа от объединения. Разногласия обеих сторон по этому вопросу в сущности заключаются отнюдь не в том, «за» они или «против» демократии, за какую ратуют политическую систему, а в том, выступают они за объединение или за раскол Китая.

V. О некоторых проблемах, связанных с приверженностью

мирового сообщества принципу одного Китая

Китайское правительство одобряет широкую приверженность мирового сообщества политику одного Китая. В разделе белой книги «Тайваньский вопрос и объединение Китая», озаглавленном «Некоторые вопросы в международных делах, касающиеся Тайваня», были изложены позиция и политические установки китайского правительства по таким вопросам, как отношения стран, поддерживающих с Китаем дипломатические отношения, с Тайванем, отношения международных организаций с Тайванем, воздушное сообщение стран, поддерживающих с Китаем дипломатические отношения, с Тайванем, продажа оружия Тайваню странами, имеющими с Китаем дипломатические отношения, и т. д. Считаем необходимым вновь подтвердить здесь свою позицию и политические установки по этим вопросам.

Тайвань не имеет права участвовать в ООН и других международных организациях. Членами которых могут быть лишь суверенные государства. ООН является межправительственной международной организацией, в которой принимают участие исключительно представители суверенных государств. Восстановление законных прав КНР в ООН означает, что был решен раз и навсегда вопрос о праве представительства Китая в организациях системы ООН, и вопроса об участии в них Тайваня не существует вообще. Разглагольствования тайваньских властей от том, что резолюция ООН № 2758 якобы разрешила лишь «вопрос о праве на представительство Китая в ООН», а не «вопрос о праве на представительство Тайваня в ООН», и их просьба об «участии в ООН» являются сепаратистской попыткой, нацеленной на создание «двух Китаев» или «одного Китая и одного Тайваня», что представляется ни в коем случае недопустимым. Все государства ООН обязаны, исходя из целевых установок и принципов ее Устава и соответствующих резолюций, соблюдать принципы взаимного уважения суверенитета и территориальной целостности, невмешательства во внутренние дела друг друга и другие нормы международных отношений, ни в какой форме не оказывать поддержки тайваньским властям, пытающимся участвовать в ООН и других международных организациях, членами которых могут быть только суверенные государства.

Что же касается тех межправительственных международных организаций, членами которых могут быть и представители регионов мира, то китайское правительство, исходя из принципа одного Китая с учетом характера, устава и реальной ситуации в этих организациях разработало соответствующие меры, регламентирующие вопрос участия Тайваня, при условии, что порядок участия получит одобрение китайской стороны или представляется приемлемым для нее. Так, Тайвань в качестве одного из районов Китая и под именем «Тайбэя Китая» участвует в Азиатском банке развития (здесь его название по-английски звучит как TAIBEI, CHINA), Азиатско-Тихоокеанском экономическом сотрудничестве (здесь его называют по-английски CHINESE TAIBEI) и других организациях. В сентябре 1992 года председатель Совета управляющих Генерального соглашения о тарифах и торговле (ГАТТ), являвшегося предшественником Всемирной торговой организации, в своем заявлении четко указал, что после принятия КНР в ГАТТ Тайвань может от имени «отдельной тарифной зоны Тайвань-Пэнху- Цзиньмэнь-Мазу» (упрощенно: «Тайбэй Китая») участвовать в этой организации. Всемирная торговая организация при рассмотрении вопроса о приеме Тайваня должна исходить из вышеуказанного заявления. В то же время следует отметить, что подобная практика решения проблемы присуща данным конкретным организациям, и ее нельзя рассматривать в качестве «образца» для других межправительственных международных организаций и международной практики.

Страны, имеющие дипломатические отношения с Китаем, не должны продавать Тайваня оружие или заключать с ним военные союзы в какой бы то ни было форме. Все страны, имеющие дипломатические отношения с Китаем, обязаны, руководствуясь принципами взаимного уважения суверенитета и территориальной целостности, взаимного невмешательства во внутренние дела друг друга, воздерживаться от поставок Тайваню оружия в какой бы то ни было форме и под каким бы то ни было предлогом, а также от помощи Тайваню в производстве оружия.

Тайваньский вопрос является самым существенным и самым чувствительным для китайско-американских отношений. Три китайско-американских совместных коммюнике заложили фундамент для здорового и стабильного развития двусторонних отношений. За минувшие 20 с лишним лет Соединенные Штаты дали обещание придерживаться политики одного Китая, что принесло им реальную пользу, выраженную в установлении дипломатических отношений с Китаем, развитии китайско-американских отношений и сохранении относительно стабильной обстановки на Тайване. Однако стоит сожалеть о том, что Соединенные Штаты вновь и вновь нарушают свое официальное обещание, сделанное ими перед китайской стороной и зафиксированное в Совместном коммюнике от 17 августа 1982 года, неоднократно поставляя Тайваню современное оружие и военное снаряжение. В настоящее время кое-кто в Конгрессе США сфабриковал так называемый «Акт об укреплении безопасности Тайваня» и даже пытается вовлечь Тайвань в систему противоракетной обороны театра военных действий. Эти действия являются грубейшим вмешательством во внутренние дела Китая, создают серьезную угрозу для безопасности Китая, препятствуют развитию процесса его мирного объединения, тем самым нанося ущерб миру и стабильности в АТР и во всем мире. Подобные деяния, естественно, получают резкий отпор со стороны китайского правительства.

Китайское правительство подходит к внешним сношениям Тайваня исходя из позиции одного Китая. Тайваньские власти стараются проводить на международной арене так называемую «деловую дипломатию», расширять так называемое «международное пространство существования», пытаясь в конечном счете создать «два Китая», «Один Китай и один Тайвань». Китайское правительство, разумеется, категорически выступает против этого. Однако, учитывая потребности социально-экономического развития Тайваня и реальные интересы тайванских соотечественников, оно не возражает против неофициальных экономических и культурных контактов Тайваня с иностранными государствами. Более того, исходя из предпосылки признания одного Китая, оно предприняло целый ряд гибких мер для облегчения торгово-экономических и культурных связей Тайваня с зарубежными странами. Так Тайвань остался в Международном олимпийском комитете под именем «Тайбэя Китая». Он фактически поддерживает широкие торгово-экономические и культурные связи со многими странами и регионами мира. Число людей, выезжающих с Тайваня в зарубежные страны с целью туризма, бизнеса и учебы, а также по линии научных, культурных и спортивных обменов, составляет более 1 миллион в год. Внешнеторговый оборот Тайваня в среднем ежегодно превышает 200 миллиардов долларов США. Все это говорит о том, что соблюдение принципа одного Китая не создало и не будет создавать препятствий для неофициальных сношений тайваньских соотечественников с внешним миром, не оказало и не будет оказывать негативного влияния на нормальную деятельность Тайваня в области экономики, торговли и культуры.

Китайское правительство гарантирует все правомерные и законные права и интересы тайваньских соотечественников за рубежом. Тайваньский народ – наши кровные соотечественники. Китайское правительство прилагает неустанные усилия для охраны их правомерных и законных прав и интересов за рубежом. Китайские посольства и консульства считают своим долгом укреплять связи с тайваньскими соотечественниками, прислушиваться к их мнениям и запросам, обеспечить их интересы. Они в меру своих сил содействуют тайваньским соотечественникам в преодолении трудностей. Во время войны в персидском заливе посольство Китая оказало помощь рабочим с Тайваня, задерживавшимся в Кувейте, в осуществлении успешной эвакуации. После землетрясения в Осаке и Кобе посольство и консульство Китая в Японии своевременно выразили сочувствие и оказали помощь пострадавшим тайваньским соотечественникам. После того как вспыхнулась гражданская война в Камбодже, посольство Китая оказало эффективную помощь бизнесменам и туристам с Тайваня, чья личная и имущественная безопасность оказалась под серьезной угрозой, в благополучном перемещении и эвакуации. В перечисленных выше событиях нашли свое отражение забота и внимание, оказанные китайским правительством тайваньским соотечественникам. А после объединения обеих сторон Тайваньского пролива тайваньские соотечественники смогут вместе со всеми народами страны разделять те уважение и авторитет, которыми пользуется в мире Китайская Народная Республика.

Заключение

Китай славится своей древней историей, насчитывающей 5000 лет. Различные национальности и народности Китая, живя в дружбе и согласии на этой земле, будучи спаяны крепкими узлами, сформулировали свои собственные ценности, заключающиеся в стремлении к объединению и защите этого единства. На протяжении долгой истории Китая, несмотря на сменявшие друг друга правящие династии, раздробленность, вторжение внешних врагов, особенно агрессию зарубежных держав и раздел страны в новый период, объединение всегда было главной тенденцией в историческом развитии Китая. Каждый раскол заканчивался объединением страны, за которым следовал быстрый прогресс в политике, экономике, культуре, науке и технике. Тайваньские соотечественники, которых отличают славные традиции патриотизма, совершили выдающиеся подвиги в борьбе против иноземных агрессоров. После образования КНР китайский народ стал особо ценить национальную независимость, которая досталась ему нелегко. Он полон решимости защитить государственный суверенитет и территориальную целостность страны и прилагает усилия к борьбе за полное объединение Родины. Пятитысячелетняя история и культура Китая глубоко укоренили в сердце народа неукротимое стремление к объединению.

Китайское правительство надеется, что международное сообщество будет последовательно проводить политику одного Китая, и надеется, что правительство США будет добросовестно осуществлять принципы, затрагивающие тайваньский вопрос и предусмотренные в трех китайско-американских коммюнике, и торжественно провозгласит приверженность политике одного Китая.

После воостановления китайским правительством суверенитета над Сянганом и Аомэнем, весь китайский народ испытывает жгучее стремление как можно скорее решить тайваньский вопрос и осуществить полное объединение Родины. Недопустимо откладывать решение тайваньской проблемы в долгий ящик. Мы уверены в том, что благодаря совместным усилиям всего китайского народа, включая усилия соотечественников по обе стороны пролива и соотечественников, проживающих за рубежом, полное объединение Родины будет обязательно осуществлено.

Suggest To A Friend:
  Print